Меню

Мышцы участвующие при сидении

Функциональное состояние отдельных систем организма в условиях длительного поддержания рабочей позы сидя.

Одно из практических радикальных направлений оздоровления труда лиц, выполняющих работу в позе стоя, является замена ее на позу сидя, что способствует облегчению и сохранению компенсаторных возможностей организма путем уменьшения значимости невыгодных моментов стояния. Действительно, при этом улучшаются биомеханические условия – увеличивается площадь опоры и опускается общий центр тяжести тела, что делает тело более устойчивым и позволяет ограничить роль тетанических напряжений. Кроме того, уменьшается гидростатическое давление и улучшаются условия сердечнососудистой деятельности. Однако рабочая поза сидя не является панацеей от всех бед, так как она сама может приводить к неблагоприятным последствиям.

Следует подчеркнуть, что неудобное положение тела, возникающее вследствие конструктивных недостатков промышленного оборудования и производственной мебели, легко может привести к усталости и появлению патологических изменений в организме вплоть до развития тяжелейшего поясничного синдрома, базирующегося на выпячивании студнеобразного ядра межвертебральных дисков (грыжа Шморля). Наряду с этим перенапряжением скелетных мышц может приводить к миалгиям и невралгиям по типу люмбаго. Кроме того, возрастают жалобы на боли в руках или шейном отделе позвоночника.

Среди работников профессий, выполняющих работу сидя, часто встречаются заболевания женской половой сферы и желудочно-кишечного тракта. Длительное сидение в неизменной позе ведет к расслаблению мышц живота, появлению отвислого живота и др. Следовательно, нельзя делать вывод об «абсолютной» выгоде позы сидя для всех случаев. При организации трудовой деятельности необходимо учитывать, за счет каких сил осуществляется поддержание той или иной позы.

Рассмотрим более подробно механизмы развития мышечных болей. Следствием постоянной сгорбленности поясницы при сидении может быть расслоение, сплющивание и выпячивание интервертебральных дисков. Размягчившиеся дегенерировавшие диски выпячиваются кзади и вызывают боль в нижней части спины от натяжения связок в результате давления на корешки нервов вытесненной тканью. У 62% больных с выпячиванием ядра межпозвоночного диска отмечалось сглаживание поясничного лордоза, в то время как вогнутые спины не наблюдались ни у одного из них. Мышцы человека со «слабой спиной» должны развивать большее усилие, чтобы поддерживать туловище в заданном положении. Это подтверждается электромиографическими исследованиями, когда ослабленные мышцы показывают большую электрическую активность, чем мышцы абсолютно здоровых субъектов с хорошо развитой спинной мускулатурой и хорошо выраженным поясничным лордозом. Следует заметить, что выпячивание студнеобразного ядра – тяжелейший симптом поясничного синдрома, встречающийся крайне редко. Однако даже обычное сглаживание поясничного лордоза вызывает жалобы на боли в поясничной области.

Говоря о последствиях мышечного напряжения, можно указать на тот факт, что болезненность переутружденных мышц может явиться следствием внутримышечного отека. Вследствие механического препятствия кровотоку в статически сокращенной мышце может накапливаться жидкость, которая сдавливая внутримышечные болевые нервные окончания, вызывает ощущение боли.

Другой причиной мышечных болей (миалгий) может быть спазм мышц, участвующих в статических усилиях. Мышцы, подверженные таким спазмам, показывают повышенную электрическую активность. К спазматическому местному сокращению мышцы приводит ослабление мускулатуры. Если тренированная мускулатура может длительно работать без большого напряжения, то ослабленная мышца должна затратить на это максимум усилий. Постоянно увеличенная электрическая активность приводит в конце концов к мышечному спазму. Возникает участок ишемии, сдавливаются внутримышечные болевые волокна. Боль же в свою очередь вызывает мышечное сокращение и образуется порочный круг, который в конечном итоге дает типичный болевой поясничный синдром.

Сердечно-сосудистая система отвечает на длительные статические нагрузки мощными рефлекторными изменениями в виде значительного подъема артериального давления, увеличения частоты пульса и минутного объема крови, падения амплитуды артериального давления вследствие повышения минимального давления. Сильные статические сокращения скелетных мышц вызывают значительное механическое препятствие прохождению крови через мышцы, что в свою очередь приводит к снижению их работоспособности.

Большое значение в развитии описанных изменений имеет форма спины, поддерживаемая при сидении. Как тотальное искривление позвоночника, так и насильственное выпрямленное положение его положение являются неблагоприятными. После короткого или более длительного расслабления при тотальном кифозе наступают учащенные и увеличенные всплески на ЭМГ, сопровождаемые жалобами сидящих на утомление. Неудобное положение тела связано с повышением энергетических затрат на 22-45%. Если человек долго сидит в одном положении, у него появляются тупые боли в крестце. При вынужденном положении тела с искривленным позвоночником такие боли из временных могут превратиться в постоянные. Кроме того, следует помнить, что даже при небольшом наклоне туловища затруднено диафрагмальное и реберное дыхание. Этим нельзя пренебрегать при длительной работе. Исследования, проведенные по определению насыщения крови кислородом у работниц сборочного конвейера часового производства (сидение в неудобной позе), показали прогрессирующее снижение напряжения кислорода в артериальной крови на протяжении смены. Нужно отметить, что не только рабочая поза может быть причиной неблагоприятных изменений в организме человека. Само по себе ограничение двигательной активности по общему признанию является одной из важнейших причин широкого распространения различных заболеваний, в первую очередь сердечно-сосудистой системы.

Ю. В. Латова отмечает, что на основании многочисленных экспериментальных данных в настоящее время сложилась точка зрения, согласно которой ограничение двигательной активности современного вызывает так называемую гипокинетическую болезнь. Характерными признаками её являются изменения в центральной нервной и эндокринной системах, приводящие к эмоциональной неустойчивости, обуславливающее расстройство обмена веществ и уменьшение мышечной массы на фоне сохранения постоянной массы тела. Кроме того, нарушается деятельность желудочно-кишечного тракта и развиваются застойные явления в кровеносных сосудах области малого таза в виде расширения вен толстого кишечника и геморроев. Вместе с тем выявляются нарушения функции почек, способствующие возникновению мочекаменной болезни.

Для выявления механизмов развития гипокинетического синдрома провели эксперименты, в процессе которых длительно и резко ограничивались движения у животных. Обобщение выполненных исследований позволило предложить примерную схему патогенетического действия гиподинамии на организм, которая охватывает изменения всех жизненно важных систем.

Основным патогенетическим фактором гиподинамии является снятие нагрузок с различных систем организма человека – сердечнососудистой, костной, опорно-двигательного аппарата и ряда других. Это приводит к снижению уровня функционирования данных систем организма. Наряду с этим длительное поддержание одной и той же позы вызывает перераспределение жидких организма, а снижение двигательной активности способствует появлению детренированности сосудистой системы. При этом развивается ортостатическая гипотензия, когда значительная часть крови циркулирует в детренированном, потерявшим обычный тонус сосудистом русле. В этих условиях регионарная регуляция сердечно-сосудистой системы не в состоянии обеспечить приток необходимого количества крови к головному мозгу, что может привести к гипоксии мозга, ортостатическим коллапсам и другим нарушениям.

При сниженной двигательной активности наступает детренированность сердечной мышцы, что приводит к переполнению кровью предсердий. Это, по мнению А.Г. Гинецинского, вызывает рефлекс Генри-Гауэра, который угнетает продукцию антидиуретического гормона, что в свою очередь может привести к повышению диуреза, а, следовательно, нарушению водного обмена и дегидратации организма.

Л.И. Какуриным было показано, что при гиподинамии нарушается нейроэндокринная регуляция, влияющая на минеральный обмен. Изменения кальциевого обмена отражаются на белковом и фосфорном обмене, приводя к нарушениям функции мышечной системы. Снижение двигательной активности обусловливает также нарушения интимных сократительных процессов, имеющих прямую и тесную связь с кальциевым обменом. Рядом авторов показано, что при экспериментальном постельном режиме у обследуемых нарушаются функции центральной нервной системы, извращается суточный ритм, страдают другие ее функции. Невротические расстройства проявляются астенизацией и вегетативно-сосудистой дисфункцией. Детренированность организма, вызываемая недостаточной двигательной активностью, приводит также к снижению работоспособности и резистентности организма.

С целью выяснения особенностей развития утомления и перенапряжения функциональных систем организма при длительном поддержании вынужденной позы сидя изучена трудовая деятельность работающих ряда профессиональных групп. Характерной особенностью изучаемых профессиональных групп является выполнение работ сидя с незначительными физическими усилиями на ограниченном пространстве. Эргономическая оценка различных элементов рабочего места позволила установить их конструктивные недостатки, которые вынуждают работающих принимать неудобную позу. Стулья можно плавно регулировать по высоте, однако отсутствие у них спинки и подлокотников не позволяет работающему принимать во время микропауз оптимальную позу, т.е. они не выполняют свою основную функцию по разгрузки опорно-двигательного аппарата. Наряду с этим жесткие края стула сдавливают мягкие ткани бедра, где проходят магистральные сосуды и крупные нервы. Такое положение приводит к онемению нижних конечностей, что указывает на ухудшение их гемодинамики и трофики.

Напряжение опорно-двигательного аппарата еще больше усиливается неправильной оргоснасткой рабочих мест. Различного рода подставки не согласуются по линейным параметрам с основным оборудованием. Отсутствует возможность его механического и автоматического регулирования. Это приводит к тому, что работник должен совершить большее количество наклонов.

Угол наклона головы зависит большей частью от необходимости приближения глаз к рассматриваемому объекту, однако в ряде случаем может указывать на недостатки в компоновке производственного оборудования. Так, у штамповщиков, хотя их работа относится к разряду грубозрительных, установка детали под пуансон должна выполнятся под зрительным контролем, а рабочая поверхность его располагается весьма низко, поэтому угол наклона головы составляет большую величину (66,2 градуса).

Использование рабочей мебели нерациональной конструкции приводит к тому, что изменяются величины суставных углов в сочленениях ног. Угол в тазобедренном суставе во всех случаях меньше оптимального. Отсутствие рациональных подставок для ног работающих приводит к тому, что они сидят, как правило, поджимая ноги под сиденье. Такое положение ног резко сокращает угол в коленном суставе (до 70 градусов при оптимальном 115).

Рабочая поза сидя. Нагрузка на зрительный аппарат.

Почти все виды работ требуют визуального контроля и высокой концентрации внимания. Следует отметить, что в ряде случаев напряженная зрительная работа выполняется в условиях недостаточной освещенности рабочих мест.

Работа, требующая постоянного напряжения внимания у штамповщиков вследствие их травмоопасности, у печатников, изолировщиков, операторов наборных машин вследствие высокой ответственности за качество выпускаемой продукции, выполняется в условиях воздействия повышенных уровней производственного шума. Это сказывается на функциональном состоянии центральной нервной системы и в первую очередь анализаторов. При чрезмерной интенсивности и длительности действующего агента наряду с утомлением отмечается развитие патологических изменений профессионального характера.

Для оценки функционального состояния анализаторов в указанных группах проведено изучение времени сенсомоторных реакций на различные раздражители.

Под временем двигательной реакции понимается время, протекающее между началом действия какого-либо «пускового» сигнала и заранее условленным ответным действием на этот сигнал. Для этого с помощью предварительной инструкции на основе ранее выработанных у человека связей между действиями и их словесными обозначениями обусловливается заданная форма двигательной реакции в ответ на предъявление сигнального раздражителя. Чаще всего в качестве раздражителя применяются такие сигналы, которые наиболее адекватно отражают характеристику трудовой деятельности и ее условия. К пусковым сигналам относятся световые, звуковые и температурные раздражители, а также их сочетания.

Как правило, в практике рефлексометрии исследуются реакции не на одиночные раздражители, а на их серии, когда сигналы действуют в ритмичном ряду друг за другом. Серию можно составлять как из одиночных сигналов, требующих одной определенной реакции – простая сенсомоторная реакция, так и из 2-3 различных сигналов, требующих различных ответных действий – дифференцировочная сенсомоторная реакция. Время двигательной реакции находится в тесной зависимости, с одной стороны, от характеристики раздражителей и степени сложности предъявляемого задания, с другой – от функционального состояния и индивидуальных топологических особенностей нервной системы обследуемого.

При изучении зависимости величины скрытого времени реакции на свет от режима труда и отдыха установлено, что при умеренной нагрузке показатель в конце смены постепенно уменьшается, в то время как при большей нагрузке от начала работы до обеденного перерыва он укорачивается, а после него удлиняется. При очень большой нагрузке скрытое время реакции на свет от начала к концу её постепенно возрастает. Следовательно, оптимальная производственная нагрузка ведет к укорочению латентного периода рефлекторных реакций, большая – к постепенному удлинению его, что отражает развитие явлений охранительного (пессимального) торможения. Величины скрытого времени рефлексов изменяются в зависимости от силы, продолжительности и повторяемости тех или иных воздействий. Средние величины скрытого времени рефлекторных реакций, по данным С.И.Горшкова, составляют: на звуковые раздражители 140-160 мс, на световой раздражитель (простая реакция) 160-180 мс, на звуковой-световой с выбором (дифференцировочная реакция) 220-340 мс.

Проведенные исследования показали, что латентный период сложной зрительно-моторной реакции практически во всех случаях претерпевает существенные изменения, указывающие на развитие утомления. Следует отметить, что снижение функции зрительного анализатора наступает довольно рано – уже к середине первой половины рабочего дня. Кроме того, отмечено, что чем выше точность выполняемой работы, тем большая выявляется степень развития утомления. Выраженное увеличение времени ответных рефлекторных реакций рассматривается как показатель снижения возбудимости корковых центров под влиянием трудовой нагрузки. Еще более показательно нарушение дифференцировок при выполнении теста, а именно эта функция при контроле качества продукции является наиболее важной.

Другая функция зрительного анализатора – быстрота различения объекта – характеризует его работоспособность в динамике рабочего дня. С помощью тахистоскопии можно получить наиболее четкие и закономерные показатели, характеризующие влияние зрительной нагрузки на работоспособность глаза. Функция глаза, определяющая тот наикратчайший срок, в течение которого глаз в состоянии ясно различать предъявляемый объект, называется быстротой различения детали. Она характеризует работоспособность глаза и связанную с ней в известной мере производительность труда. С помощью тахистоскопии была выявлена зависимость зрительной работоспособности от освещенности рабочего места, минимального размера рассматриваемого объекта, окраски производственных помещений, а также динамики производительности труда от характера выполняемой работы.

Проведенными исследованиями установлено, что выполнение напряженной зрительной работы в условиях недостаточной освещенности рабочих мест (в 2-5 раз ниже нормируемого уровня) приводит к снижению работоспособности зрительного анализатора. Это соответствует мнению большинства исследователей, которые считают, что нарушение освещенности рабочих мест является основным фактором в развитии утомления. Многолетнее выполнение работы в таких условиях наряду с утомлением может приводить к заболеваниям зрительного аппарата. Как указывает Э.С. Аветисов, связь миопии с работой на близком расстоянии – не только самый старый, но и самый достоверный фактор в ее этиологии. Нерациональное освещение рабочих мест заставляет приближать глаза к рассматриваемым объектам, что приводит к постоянному напряжению аккомодации и зрительному утомлению. Это согласуется с данными этиологии и патогенеза близорукости, а именно значительной роли длительного напряжения аккомодации и зрительного утомления под влиянием зрительной работы на близком расстоянии.

Э.С. Аветисов считает причиной развития миопической рефракции слабую аккомодационную способность, а способствующими факторами – слабость опорной соединительной ткани склеры, недостаточную освещенность рабочего места, общие заболевания организма.

Спазм аккомодации резко снижает резерв аккомодации и конвергенции. В результате происходит деформация глазного яблока, которая уменьшает его объем и повышает внутриглазное давление. При растяжении заднего полушария глазного яблока наступает фаза прогрессирующих анатомических изменений. При этом процесс не прогрессирует (если близорукость и возникла ранее) у лиц, профессия которых не связана с длительным напряжением и на производстве созданы необходимые условия труда.

Таким образом, все авторы, обследовавшие различные профессиональные группы, выявили тесную связь развития близорукости с выполняемой напряженной зрительной работой. На развитие патологического процесса влияют категория зрительной работы, стаж и гигиенические условия ее выполнения.

Adblock
detector