Портал о пластической хирургии периодическое издание эл № фс77-40056. электронное сми журнал о пластической хирургии и косметологии и других технологиях красоты.
Клиника пластической хирургии
 
 

 

О Пластической хирургии и Косметологии FaceBookО Пластической хирургии и Косметологии ВКонтакте

Профессор Сергей Николаевич Блохин о пластической хирургии

Блохин Сергей Николаевич 

На вопросы отвечает пластический хирург, профессор, доктор медицинских наук Блохин Сергей Николаевич.

 

- Сергей Николаевич, что же такое пластическая хирургия в наше время, что она для общества? И чем она отличается от всякой другой хирургии?

Говоря о пластической хирургии, надо сказать, что она отличается от любой другой хирургии тем, что путем хирургического вмешательства мы воздействуем на психологическое здоровье людей. То есть, чтобы человек был доволен своей внешностью, чувствовал себя комфортно в своем теле. Этим она отличается: тут нет показаний, как при общей хирургии, например: аппендицит, грыжа и т.д. Тут же, человек может быть, скажем так, несовершенным физически, но при этом быть довольным собой, и в то же время, другому маленькая родинка может отравлять всю его жизнь. Все зависит от того, как человек воспринимает свое тело. Если у человека есть колоссальные комплексы относительно своей внешности, то мы их устраняем. Вот в чем задача пластической хирургии.

 

- Сколько лет вы уже практикуете именно как пластический хирург?

Я никогда не занимался ничем другим, кроме пластической хирургии. Что же изменилось за прошедшие 20 лет, что вы работаете в этой области? Доктор Блохин: За те 20 с лишним лет, что я практикую, подходы в пластической хирургии не изменились, практически они те же самые, которые были еще в 36-м году. Оттачивается техника, совершенствуются методы, появляются новые материалы, но в принципе все то же самое. Вот берешь атлас Йозефа - был такой известный пластический хирург в 30-х годах в Германии - мало что изменилось. Очень сильно изменилась публика у нас: общество стало более развитым и, конечно, потребность в пластической хирургии выросла в разы, в разы. Когда мы начинали, у нас чисто косметических операций было очень немного, и пациентами были обычно какие-то экзальтированные личности, представители аристократической элиты или театральной. В период перестройки начался поток жен высокопоставленных чиновников и самих политических деятелей. Из врачебной этики мы не имеем права называть имена пациентов, но, можно сказать, что процент высокопоставленных чиновников, которые делают омолаживающие операции, в наше время возрос в разы. Так что изменилось само отношение к пластической хирургии: если раньше это было не принято, считалось, не престижным, все прятались, то сейчас никто не стесняется, делятся с друзьями, знакомыми, не делают из этого тайны за семью печатями, все спокойно, открыто. Вот что изменилось в нашей епархии.

 

- Почему же вы решили стать пластическим хирургом еще в те времена, когда об этом еще даже не знали у нас в стране?

Я же говорю, что это даже не я решил. Просто академик Блохин был очень дальновидным человеком, он создал советскую онкологию и он предвидел, что пластическая хирургия нужна, что важно не только соматическое здоровье человека, но и психологическое. А в этом вопросе пластическая хирургия может внести весомый вклад. Ну и, конечно, как я говорил, моим учителем был один из лучших бразильских хирургов Рибейро, который тогда уже был президентом Южноамериканской Ассоциации Пластических Хирургов, вот он очень много мне дал в те далекие 80-е годы.

 

- А какие операции вы делаете вообще и какие пользуются наибольшей популярностью у пациентов?

Знаете, как-то выделить среди операций популярные - непопулярные особо нельзя. Человек приходит к нам с проблемой, и мы ее решаем. Так что мы делаем абсолютно все операции. Понимаете, 27 лет опыта в пластической хирургии, дают нам возможность делать даже такие операции, о которых другие пластические хирурги не слышали.

 

- Как и что вы делаете, чтобы облегчить пациенту реабилитационный период?

Вы знаете, обычно при грамотно проведенной операции, например, круговой подтяжке лица, человек уже на 3-й день может вполне нормально выглядеть. Если она сделана не за 6 часов, а за 2 часа - быстро, аккуратно, профессионально.

 

- Как вы это делаете, у вас для этого есть какая-то своя методика?

Это просто опыт. Ведь часто можно слышать, особенно у нас в России на конгрессах "впервые в мире…" - это же просто смешно. Какой впервые с мире?! Я же говорю, что еще в 36-м году Йозеф описал все те операции, которые мы сейчас делаем. Есть какие-то нюансы (не так шовчик положить, а вот так), конечно, но ничего радикально нового не появилось. Так что опыт и глаз хирурга только имеют значение и все. Имея 27 лет практики, я могу сделать эту операция не за 6 часов, а за 2. Представляете, насколько это быстрее, менее травматично и, конечно, человек приходит в себя намного быстрее.

 

- Каково тогда ваше отношение к активно внедряемой сейчас эндоскопической методике?

Вы знаете, как всегда, у нас в стране все извращается. Всему есть свои показания. Эндоскопическая подтяжка лица - да, хорошая методика, ничего не могу сказать, но она имеет свои показания. И она требует очень тонкого исполнения, потому что уже очень много пациентов приходит к нам, которые после этой операции получили лицо не свое, не то что маску, но они себя не узнают. Ведь эта методика выполняется определенным образом и при ней нужно предвидеть результат, в этом и заключается гениальность хирурга, он должен знать, что он будет делать, и что он получит.

Если говорить о молодежи, то они не имеют опыта, они имеют технику, но не предвидят результат, поэтому они нередко получают такие лица. Но с годами у них все будет хорошо. Переделать после эндоскопии очень сложно, там меняется контур лица. Вроде бы иногда даже в лучшую сторону, но человек себя не узнает и ему не нравится. Не всем опять же эта операция показана и хирурги должны быть все-таки более честными. И если он видит, что здесь не все хорошо, и он не может этого сделать, он должен отказываться от операции.

 

- Вы согласны, что пластический хирург должен быть немного художником и скульптором?

Нет, я не согласен. Он должен быть пластическим хирургом. У нас другой предмет. Там неодушевленный камень или еще что-то, он не противостоит вам, как его вырубил, так и вырубил. А здесь живой организм, и мы в него вмешиваемся, и он всевозможными способами пытается ответить нам на травму, которую мы ему нанесли. И вот тут надо предвидеть, что будет после ваших действий и действий организма.

 

- Как же это возможно?

Когда имеешь большой опыт, ты можешь это предвидеть, но ошибки и тут не исключены, и они довольно часто встречаются, из-за того, что мы очень мало знаем об организме человека, как он ответит на то или иное вмешательство. Реакции бывают парадоксальные, совсем неожиданные или на ровном месте возникают какие-то проблемы, связанные с какими-то особенностями организма. А переделки обычно очень сложны, потому что уже было одно вмешательство, и реакция организма может быть еще более парадоксальной, чем при предыдущем. То есть это очень сложно и очень маловероятен оптимальный результат.

 

- Как вам кажется, с чем связан такой интерес к пластической хирургии среди молодежи в наши дни? С влиянием СМИ или их доступностью, может быть чем-то еще?

Все вместе, все вместе. Ну конечно, во-первых, информированность. Во-вторых, люди стали понимать, что они могут изменить что-то в себе, в своей внешности, что это возможно. Тут важно, если это спорный вопрос, чтобы женщина (чаще всего) пришла к порядочному хирургу, который скажет: "Вы знаете, девочка, вам это можно сделать, тогда у вас будет вот это, вот это, вот это, вы можете стать намного хуже". То есть, не просто откажет ей в операции, а объяснит все, изменит ее психологический настрой. Иначе она пойдет к какому-нибудь костоправу, и он изуродует ее на всю жизнь. И такие случаи очень часты, люди приходят на грани самоубийства, потому что это ведь психологическая проблема, душевное равновесие.

 

- Есть ли у вас своя школа, ученики, последователи?

Есть направление в хирургии, которое в России начал я. Это - реконструктивные операции в онкологии, все мои диссертации посвящены этой теме. Это очень большие операции, колоссальные, если косметические хирурги, смотрят, они падают в обморок просто на них. Они говорят: "ты это никогда не соберешь!".

 

- Как вы думаете, российская школа пластической хирургии является одной из ведущих в мире или нам еще далеко до этого? Какие сильные конкуренты у нас есть за рубежом?

Ой, ну что вы! Как она может быть ведущей, когда опыт нашей школы - это опыт моего поколения, все! В Америке это, например, Боствиг - величайший хирург Америки, так там 3 поколения пластических хирургов, сейчас практикует уже 4-е, представляете? Это 100 лет истории пластической хирургии, одной семьи! Это же колоссально.

А в России… Во-первых, нет законодательства, которое бы ограничивало недобросовестных хирургов, людей не способных к этому. Потому что хирургом никто еще не стал, хирургом нужно родиться.

Так что говорить о преимуществе нашей школы, это как говорить о преимуществах Жигуля перед Мерседесом. Лидеры - это Бразилия, Америка. Это очень сильные школы. Вот у меня лично бразильская школа. А у нас даже не школы пока, а отдельные люди. В России вообще нет школ, школы создаются веками.

Да и при современных тенденциях школ уже особо не существует даже в других областях медицины. Изменились технологии и потребность в школах сходит на нет.

 

- Что вы можете посоветовать людям, которые собираются сделать пластическую операцию в ближайшем будущем?

Ну, что тут можно посоветовать? Просто пусть делают, да и все.



Назад к списку новостей

Отзывы:

alina1380
Хочу не согласиться с тем, что пластическая хирургия не имеет показаний с жизненными процессами организма в целом, а также, что люди желающие сделать пластическую операцию должны ее делать. По-моему, мы не всегда адекватно оцениваем свою внешность и обязанность врача указать нам на наши же ошибки. А вот высказывание о профессионализме врача - это святое. Очень важно сделать вмешательство менее травматично для пациента. И разница: сделана операция за 6 часов или за 2 - это колоссально!
- Алина Притыченко23.04.2011


Наши консультанты »

Меладзе Зураб Амиранович

Пластический хирург

Коробков Георгий Игоревич

пластический хирург

Коробова Татьяна Игоревна

Психолог

специалист в эстетической медицине

 

© Все права на сайт и материалы принадлежат журналу Oplastike.Ru 2012

Условия использования материалов

Рекламодателям

сайт сделан в NetworkStudio